КАРНЕГИ В МИРЕ
КОНТАКТЫ
ЕС — Россия: когда в товарищах согласия нет
СЭМ ГРИН
17 ИЮНЯ 2010
НАУЧНАЯ СТАТЬЯ
ЕС — Россия: когда в товарищах согласия нет
России от Европы нужны технологические ресурсы для поддержания ее нынешней системы в работоспособном состоянии. Европа, однако, стремится к гармонизации институтов и интеграции, в основе которой должна лежать демократизация в России. Если Европа хочет этого добиться, ей необходимо найти способы интегрироваться непосредственно с российскими гражданами и бизнесом в обход Кремля.
ENGLISH
В заявлении для прессы после саммита Россия — ЕС в Ростове-на-Дону президент России Дмитрий Медведев приветствовал так называемое «Партнерство для модернизации», в рамках которого предполагается строить дальнейшее сотрудничество между Москвой и Брюсселем. Ему вторил и президент Европейского совета Херман ван Ромпёй. Но если отвлечься от заголовков и копнуть глубже, выяснится, что они имели в виду совершенно разные вещи.

Посмотрим, например, какие первые пункты повестки дня этого партнерства назвал Медведев: высокие технологии, инновации, передовые научные исследования и экономический рост. Все эти задачи важны, все они заслуживают самой позитивной оценки. Но теперь перечислим первые пункты повестки дня в изложении ван Ромпёя: демократические ценности, диверсификация экономики, гражданское общество, развитие торговли и безвизовый режим. Опять же это прекрасно продуманный список, но у него есть один изъян: он абсолютно не совпадает с медведевским «реестром». (Отметим, что вопрос о визах поставил именно ван Ромпёй, а не Медведев, — но об этом ниже.)

Москве нужны от Европы вещи очевидные: ресурсы (финансовые, технические и управленческие), позволяющие повысить эффективность нынешней вертикальной системы управления политическими процессами и экономикой и тем самым продлить ее существование. При оптимистическом взгляде на вещи можно сказать, что это даст возможность осуществить постепенное реформирование системы, без риска радикальных изменений. В иной трактовке это означает возможность вообще избежать преобразования системы.

Ясно в общем и то, чего Европа хочет от Москвы: доступа к добыче углеводородных ресурсов и к различным рынкам сбыта, торговли на стабильных условиях и ликвидации барьеров на пути инвестиций. Но ван Ромпёй говорил не об этом. Его интересовала долгосрочная перспектива, и основывался он не на тезисе о стратегическом партнерстве, а на концепции стратегической интеграции, в рамках которой Россия если и не войдет в состав Евросоюза, то станет страной, чьи основополагающие политические и экономические институты не отличаются от тех, что существуют в любом из государств ЕС. Это, в свою очередь, обеспечит свободное перемещение товаров, капиталов и трудовых ресурсов на всем российско-еэсовском пространстве.

Но действительно ли Европе необходим такой уровень интеграции с Россией? На этот вопрос, пожалуй, следует ответить отрицательно. Последние двадцать лет Европе в основном удавалось получать от России то, что ей нужно, — сравнительно стабильные поставки энергоносителей, расширение доступа к рынкам сбыта готовой продукции, мир и стабильность на континенте — без реальной институциональной интеграции, и, вероятно, такое положение сможет сохраняться и впредь. Но тот факт, что Брюссель вновь и вновь заговаривает о демократии, законности и институциональном развитии, сталкиваясь с усталыми улыбками и любезной неуступчивостью Москвы, позволяет предположить: именно это Европа будет считать критерием «окупаемости» любых реальных инвестиций в модернизацию России.

Очевидно, что такую цену российское руководство пока заплатить не готово. Институты — на национальном и международном уровне — облегчают жизнь простым людям и бизнесу, жестко ограничивая свободу действий политиков и чиновников, но в России эта последняя практически беспрецедентна. Пока Россия сможет получать хотя бы минимум инвестиций от отдельных европейских корпораций и даже некоторых государств ЕС, Москва, вероятно, будет считать это достаточным и сможет спокойно игнорировать требования Брюсселя. И пока такой расчет представляется верным: президент ван Ромпёй и председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу могут теперь спокойно вернуться к прежним заботам — Греции, Венгрии и Эйяфьятлайокудлю. И, пожалуй, эти серьезнейшие проблемы, ставящие под угрозу процессы интеграции внутри ЕС, даже покажутся им обнадеживающе простыми после двух дней переговоров об интеграции с Россией.

Рано или поздно, однако, европейским лидерам придется решать стратегическое уравнение: оправдывают ли потенциальные выгоды от интеграции с Россией политические и экономические инвестиции в ее развитие даже перед лицом сопротивления Москвы. Как я уже упоминал в начале статьи, именно ван Ромпёй, а не Медведев, поднял вопрос о безвизовом режиме на пресс-конференции после саммита — и это отнюдь не случайно. Сетования по поводу виз — удобный для российских политиков популистский ход, но эта риторика лишена подлинной страсти, поскольку не подкрепляется решительностью в практической политике: из-за дорогостоящих мер по укреплению охраны границ и гарантий конфиденциальности данных, без которых безвизовый режим с Россией не может быть установлен, российская элита считает, что игра не стоит свеч. В конце концов, ее представители практически неподотчетны избирателям, а сами они могут и так ездить в Европу без особых хлопот. Однако отмена — или радикальное упрощение — визового режима стала бы крупнейшим вкладом ЕС в будущую интеграцию: обеспечивая мгновенный и беспрепятственный доступ на экономическое, культурное, образовательное, научное и в какой-то степени политическое европейское пространство, этот шаг превратил бы россиян из потребителей европейских товаров и услуг в «защитников» европейских институтов. Как только это случится, единственным барьером на пути европейского будущего России станет отсталость ее собственных институтов, а не упрямство Брюсселя в визовом вопросе.

Относительно разочаровывающий результат саммита в Ростове лишний раз подчеркивает то, что и так давно уже было ясно: форма интеграции, способная заинтересовать российское руководство, неинтересна Европе, и наоборот. Тем не менее России скорее всего удастся раздобыть многие из нужных ей технологий через европейские компании, стремящиеся к получению прибыли. Таким образом, вопрос по-прежнему заключается в следующем: получит ли Европа то, что она хочет, в плане долгосрочных институциональных изменений? Если она по-прежнему будет считать Кремль главной движущей силой перемен в стране, на него можно ответить отрицательно. Если же ЕС найдет творческие решения, позволяющие открыть европейское пространство для российских граждан и частных компаний, и осуществить интеграцию европейского и российского пространств, не подрывая собственной безопасности и идентичности, ответ меняется на прямо противоположный.

Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.
ДРУГИЕ ВАЖНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ
Праздник без лидеров. Что не нравится Кремлю в прошедших выборах
АНДРЕЙ ПЕРЦЕВ
Административно-партийная система. Как выборы закрепили новый тип российских партий
ТАТЬЯНА СТАНОВАЯ
Зачем Асад и сирийская оппозиция приезжали в Москву
МАРИАННА БЕЛЕНЬКАЯ
Какую роль играют думские выборы в политической трансформации России
НИКОЛАЙ ПЕТРОВ
САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ
1
Праздник без лидеров. Что не нравится Кремлю в прошедших выборах
ПЕРЦЕВ
2
Административно-партийная система. Как выборы закрепили новый тип российских партий
СТАНОВАЯ
3
Зачем Асад и сирийская оппозиция приезжали в Москву
БЕЛЕНЬКАЯ
4
Партия преткновения. Какой будет судьба «Единой России» после выборов
СТАНОВАЯ
5
Какую роль играют думские выборы в политической трансформации России
ПЕТРОВ
Праздник без лидеров. Что не нравится Кремлю в прошедших выборах
21 сентября 2021Андрей Перцев
Административно-партийная система. Как выборы закрепили новый тип российских партий
20 сентября 2021Татьяна Становая
Зачем Асад и сирийская оппозиция приезжали в Москву
17 сентября 2021Марианна Беленькая
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ CARNEGIE.RU >
УСТАНОВИТЬ ПРИЛОЖЕНИЕ

Московский Центр Карнеги
Россия, 119002
Москва, пер. Сивцев Вражек, 25/9 стр. 1
Тел.: +7 495 935-8904
Факс: +7 495 935-8906
КАРНЕГИ В МИРЕ
Carnegie Endowment for International Peace
Carnegie Europe
Carnegie India
Московский Центр Карнеги
Carnegie–Tsinghua Center for Global Policy
Malcolm H. Kerr Carnegie Middle East Center
Написать по электронной почте
Для СМИ
Возможности трудоустройства
Обеспечение конфиденциальности
О НАС
В современном конкурентном мире, перенасыщенном идеями, Московский Центр Карнеги проводит уникальные независимые исследования, способствующие укреплению международного мира.
Подробнее
© 2021 Все права защищены.
Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с нашей политикой в отношении файлов cookie.
Share this selection
Tweet
Facebook