КАРНЕГИ В МИРЕ
КОНТАКТЫ
20.10.2020
Забыть о Москве. Что предвещают России первые решения нового премьера Японии
Азиатско-тихоокеанская безопасностьЛучшее за год
Фото: Getty Images
Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru
Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!
Джеймс
Браун
Распечатать
Поведение Японии в отношениях с Россией не изменится резко уже завтра. Скорее курс на тесное взаимодействие с Москвой будет получать все меньше внимания со стороны высшего руководства и постепенно тихо умрет
В отношениях России и Японии сейчас есть один главный вопрос – как они переживут уход со своего поста премьер-министра Синдзо Абэ, который все восемь лет правления (с декабря 2012 по сентябрь 2020 года) активно продвигал сближение с Москвой.
С одной стороны, новый глава японского правительства Ёсихидэ Суга – близкий сподвижник Абэ и не спешит отказываться от дружественной к России риторики своего бывшего начальника. С другой – первые решения нового премьера выдают, что у японского руководства накопилось слишком много разочарований на российском направлении и в обозримом будущем оно сосредоточится совсем на других приоритетах.
Уход экономистов
Пока на уровне официальной позиции Токио ничто не предвещает похолодания в отношениях с Москвой. Уже в первые дни после назначения премьером Суга заявил, что на российском направлении продолжит политику своего предшественника.
В телефонном разговоре с Владимиром Путиным он подтвердил, что «не хочет передавать проблему принадлежности северных территорий [южных Курильских островов] следующему поколению и намерен решить ее». Лидеры договорились, что будут и дальше способствовать развитию всего комплекса двусторонних отношений, включая политику, экономику и культуру.
На уровне риторики не видно никаких отличий от Абэ, который сделал отношения с Россией приоритетом своей внешней политики и за время премьерства встречался с Путиным целых 27 раз. Это и неудивительно – при Абэ Суга много лет был генеральным секретарем кабинета министров (в японском правительстве это что-то вроде смеси главы администрации и пресс-секретаря). На этом посту он активно отстаивал курс Абэ в отношении России и теперь просто не может сразу начать открыто его критиковать.
Однако первые решения Суги не предвещают для Москвы ничего хорошего – особенно это касается подбора кадров. В японском правительстве всегда важно, из какого министерства пришел новый назначенец, потому что чиновники остаются верны корпоративным интересам своего первого ведомства даже много лет спустя после того, как перешли на работу в другие структуры. К тому же многие министерства – например, МИД и Минэкономики – активно друг с другом конкурируют. 
Во внешнеполитическом блоке нового правительства произошло не так много изменений. Министром иностранных дел остался Тосимицу Мотэги, генсеком Совета национальной безопасности – Сигэру Китамура, послом Японии в Москве – Тоёхиса Кодзуки. Однако главными сторонниками сближения с Россией при Абэ были совсем не дипломаты, а выходцы из Минэкономики, и их в новом кабинете стало значительно меньше.
Например, ушел Такая Имаи. Бывший чиновник Минэкономики, он долгое время работал исполнительным секретарем Абэ, а также специальным советником премьера. Его влияние было настолько велико, что японские СМИ называли его «теневым премьер-министром».
Имаи был одним из главных архитекторов курса Абэ на сближение с Россией – особенно в области экономического сотрудничества. Это неудивительно, учитывая его прошлое в Министерстве экономики, которое долгое время относилось к России с куда большим энтузиазмом, чем другие ведомства.
Имаи сыграл важную роль в разработке Плана экономического сотрудничества с Россией из восьми пунктов – Абэ объявил о нем в мае 2016 года. Имаи также защищал курс на сближение с Россией от критики высокопоставленных японских дипломатов, традиционно скептически относящихся к Москве.
Технически у Имаи по-прежнему есть должность в правительстве – теперь он специальный советник кабинета министров. Но он потерял место внутри администрации премьер-министра и, по всей видимости, сохранил официальную должность лишь на время поиска работы в частном секторе.
Помимо Имаи, ближайшее окружение премьера покинули и другие выходцы из Минэкономики. Ушел Эйчи Хасэгава, который был специальным советником Абэ и отвечал за совместную хозяйственную деятельность с Россией на Курилах. То же самое произошло с Козо Сайки, бывшим секретарем Абэ.
В самом Министерстве экономики отставки чиновников, настроенных на сближение с Россией, прошли несколько раньше. Министр Хиросигэ Сэко, большой энтузиаст экономического сотрудничества двух стран, покинул свой пост еще в 2019-м. На смену ему пришел Хироси Кадзияма, который пока не проявляет особого интереса к этому вопросу. 
В администрации Суги теперь доминируют выходцы не из Минэкономики, а из других министерств – внутренних дел и здравоохранения. По словам одного из высокопоставленных чиновников Минэкономики, «раньше мы могли без проблем связаться с командой Абэ и продвигать наше мнение, но теперь это больше не работает».
Тихий конец
Сдвиг в балансе сил между министерствами означает, что японское правительство отворачивается не только от России, но и вообще от внешней политики и будет делать основной упор на внутренние реформы. Например, на сокращение бюрократии и цифровизацию, где Япония отстает от других развитых стран. Ближайшие парламентские выборы должны пройти не позднее октября 2021 года, так что новому премьеру сейчас нужны быстрые результаты, а не долгосрочные проекты, вроде развития экономических отношений с Россией.
Кроме того, почти все в японском руководстве согласны с тем, что подход Абэ к России оказался неудачным. Предыдущий премьер изо всех сил старался выстроить доверительные отношения с Путиным, игнорируя внутреннюю и международную критику, но ничего не получил взамен.
Наоборот, при Абэ позиция России в территориальном споре стала еще более бескомпромиссной – например, в российской Конституции появились поправки о том, что «действия... направленные на отчуждение части территории Российской Федерации, а также призывы к таким действиям не допускаются». Появление этого пункта в длинном списке поправок было воспринято в Японии как пощечина Абэ, который пообещал японскому народу разрешить территориальный спор с Россией до окончания своих полномочий.
Глядя на печальные результаты многолетних усилий предыдущего премьера, неудивительно, что в администрации Суги мало желающих продолжать этот курс. В конце сентября газета «Асахи Симбун» процитировала высокопоставленного чиновника в администрации Суги: «Совершенно очевидно, что подход предыдущей администрации [к России] был неудачным».
Так что не стоит придавать большое значение заявлением Суги о том, что он продолжит прежней курс Японии в отношениях с Россией. Новый премьер просто не может прямо критиковать политику Абэ, в чьем правительстве сам играл ведущую роль. Куда важнее кадровые перестановки в кабинете министров и доминирующее в японском руководстве убеждение, что политика Абэ провалилась.
Это не означает, что поведение Японии в отношениях с Россией резко изменится уже завтра. Скорее курс на тесное взаимодействие с Москвой будет получать все меньше внимания со стороны высшего руководства и постепенно тихо умрет.
Джеймс Браун
Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.
Другие материалы
Карнеги
09.2020
Закрыто на ремонт. Чего ждать России и миру от нового премьера Японии
06.2020
Прощальные уступки. Почему России важно успеть улучшить отношения с Японией
03.2020
Как Япония справляется с коронавирусом без карантина
Будьте в курсе
Подпишитесь, чтобы получать последние публикации Карнеги на Ваш электронный адрес. Поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Самое популярное :
17.09Зачем Асад и сирийская оппозиция приезжали в Москву
15.09Партия преткновения. Какой будет судьба «Единой России» после выборов
16.09Какую роль играют думские выборы в политической трансформации России
9.09Думские выборы – 2021. О чем они и что меняют

Московский Центр Карнеги
Россия, 119002
Москва, пер. Сивцев Вражек, 25/9 стр. 1
Тел.: +7 495 935-8904
Факс: +7 495 935-8906
КАРНЕГИ В МИРЕ
Carnegie Endowment for International Peace
Carnegie Europe
Carnegie India
Московский Центр Карнеги
Carnegie–Tsinghua Center for Global Policy
Malcolm H. Kerr Carnegie Middle East Center
Написать по электронной почте
Для СМИ
Возможности трудоустройства
Обеспечение конфиденциальности
О НАС
В современном конкурентном мире, перенасыщенном идеями, Московский Центр Карнеги проводит уникальные независимые исследования, способствующие укреплению международного мира.
Подробнее
© 2021 Все права защищены.
Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с нашей политикой в отношении файлов cookie.
Share this selection
Tweet
Facebook