КАРНЕГИ В МИРЕ
КОНТАКТЫ
28.05.2021
Тихая милитаризация. Что означает для России новая оборонная политика Японии
Азиатско-тихоокеанская безопасностьДиалог Россия – США
Фото: Getty Images
Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru
Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!
Джеймс
Браун
English
Распечатать
В последние десять лет Япония активно передислоцирует свои вооруженные силы подальше от российской границы – с севера на юго-запад. Если и существует угроза, против которой направлена японская тихая революция в военной сфере, то исходит она не с российской, а с китайской стороны
24 мая комиссия по вопросам обороны правящей Либерально-демократической партии Японии одобрила предложение «резко» увеличить военный бюджет. Это происходит не впервые – уже девятый год подряд японские власти наращивают расходы на оборону. 2021-й поставит в этой области новый рекорд – $52 млрд. Страна активно разрабатывает и закупает новые категории военной техники, снимает давние ограничения на применение своих вооруженных сил.
Относительное снижение мощи США, особенно по сравнению с быстро усиливающимся Китаем, заставляет Японию саму превращаться в одну из ведущих военных держав в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Что неизбежно вызывает тревогу в России, у которой до сих пор нет мирного договора с Японией, зато есть давний территориальный спор.
Новый потенциал
Япония уже многие десятилетия пользуется репутацией пацифистской страны, которая в вопросах национальной обороны полностью полагается на США. Такое положение дел закреплено двумя важными документами. Во-первых, девятая статья японской Конституции, принятая в 1947 году, недвусмысленно гласит, что «японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров».
Во-вторых, Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией от 1960 года гарантирует японцам американскую защиту от любого нападения в обмен на размещение американских военных баз. То есть внутри этого союза роль меча играют США, а Япония выступает исключительно щитом. Соответствующим образом развивались и японские вооруженные силы – главный упор делался на оборону, а не на атаку целей за рубежом. 
Однако за последнее десятилетие правительство Японии приняло немало решений, заметно изменивших положение дел в этой области. В первую очередь японцы нарастили свой военный бюджет. Запланированные на 2021 год $52 млрд – это на уровне ведущих европейских держав: Франции, Германии или Британии. По данным SIPRI, в 2020 году Япония вышла на девятое место в мире по размеру военных расходов.
Дополнительные траты идут на развитие военного потенциала Японии в новых областях. Например, в 2018 году Япония сформировала Амфибийную бригаду быстрого развертывания. Это элитное соединение морской пехоты должно восстановить контроль над островами, если они будут захвачены.
Также в 2018 году японское правительство решило преобразовать два эсминца типа «Идзумо» в легкие авианосцы. Авианосцев у Японии не было со времен Второй мировой войны. Токио уже договорился закупить у США 42 истребителя пятого поколения F-35B c укороченным взлетом и вертикальной посадкой, которые предположительно и будут располагаться на этих новых авианосцах.
Японцы разрабатывают и новые типы ракет – например, новые standoff-ракеты, которые запускаются вне зоны поражения ПВО противника. Дальность их действия достигнет 1000 км, что намного больше, чем у уже имеющихся ракет класса «земля-корабль».
Япония модернизирует не только свои вооруженные силы, но и соответствующее законодательство. В 2014 году был снят запрет на экспорт оружия. Десятилетиями крупные предприятия японской оборонки (Mitsubishi Heavy Industries и Kawasaki Heavy Industries) не могли продавать свою продукцию за рубеж. Теперь доходы от экспорта дадут новый импульс повышению конкурентоспособности японского оборонного комплекса.
Другое крупное изменение в законодательстве произошло в 2015 году, когда вооруженные силы Японии получили возможность участвовать в коллективной обороне. До этого страна могла применять силу только в случае прямого нападения на нее. Теперь же японские воинские части могут использоваться и при нападении на союзников.
Угрозы для России?
Масштабы изменений в оборонной политике Японии вполне тянут на тихую революцию. Поэтому неудивительно, что они вызывают беспокойство в Москве.
В январе министр иностранных дел России Сергей Лавров настоятельно попросил Японию не размещать на своей территории новые ракеты средней и малой дальности наземного базирования. Более того, Лавров сказал, что, даже если такие ракеты будут размещены на кораблях, а не на земле, «это суть дела едва ли изменит, потому что базирование в Японском море… будет означать, что эти ракеты смогут доставать значительную часть территории Российской Федерации».
Другие пошли еще дальше. В декабре 2020 года генерал-майор Михаил Макарук, входящий в президиум Общероссийской общественной организации «Офицеры России», заявил: «Сказать, что вооружение Японии не представляет для России угрозы, нельзя. Есть вероятность того, что нашему командованию придется учитывать вероятность нанесения ударов и такими ракетами по важным военным и стратегическим объектам на тихоокеанском-дальневосточном направлении». Он также утверждал, что целью нового японского оружия является захват Южных Курильских островов силой: в руководстве Японии «спят и видят, как бы вернуть Курилы».
Такая реакция объяснима. Однако то, что Токио проводит серьезные изменения в своей оборонной политике, еще не означает, что это автоматически угрожает России.
Во-первых, важно не преувеличивать масштабы военной мощи Японии. Даже рекордные военные бюджеты пока не превышают 1% ВВП страны. Для сравнения: в 2020 году США потратили на оборону 3,7% своего ВВП, а Россия – 4,3%.
Во-вторых, новые военные возможности Японии не направлены против России. Наоборот, в последние годы Токио проявляет немалую сдержанность на российском направлении и зачастую не реагирует даже на откровенные провокации Москвы – например, когда российские стратегические бомбардировщики пролетают недалеко от японских воздушных границ.
С апреля по декабрь 2020 года истребители Сил самообороны Японии были вынуждены 206 раз подниматься в воздух по тревоге из-за приближения российской военной авиации. В большинстве случаев российские военные самолеты меняли курс, но были и нарушения японского воздушного пространства – например, 20 июня 2019 года.
Другой пример японской сдержанности – это события 2016 года. Менее чем за месяц до саммита президента Путина и тогдашнего премьер-министра Абэ Россия объявила, что разместит противокорабельные ракетные комплексы «Бал» и «Бастион» на островах Кунашир и Итуруп (именно на них претендует Япония). А в декабре 2020 года Россия разместила на Итурупе зенитно-ракетный комплекс С-300В4.
Теоретически это могло служить хорошим поводом для усиления вооруженных сил Японии рядом с российскими границами, но этого не произошло. На Хоккайдо – ближайшем к России японском острове – за последние годы не было ни одного крупного развертывания японских сил.
Говорить, что японское правительство планирует захватить Курильские острова силой, несерьезно. Для руководства и общества современной Японии применение военной силы неприемлемо. Для подавляющего большинства японцев сила во внешней политике – вещь немыслимая, если только речь не идет о нападении на саму Японию.
Показательный случай произошел в мае 2019 года с депутатом нижней палаты японского парламента Ходакой Маруямой. Выпивши, он на встрече с группой бывших жителей Курильских островов поинтересовался, не хотят ли они отвоевать эти территории у России. После этого разразился большой скандал. Его партия «Ниппон Ишин-но Кай» быстро исключила Маруяму, а руководство партии посетило российское посольство в Токио, чтобы извиниться.
За всю историю японских Сил самообороны, созданных в 1954 году, ни один солдат не погиб в бою и никого не убил. Сейчас практически все общество Японии не знает военных потерь, и гибель даже одного японского солдата стала бы травмирующим событием для всей страны.
В военной сфере японское правительство всегда действует крайне осторожно, избегая любых рисков при развертывании Сил самообороны. Когда в феврале 2020 года недалеко от Ормузского пролива атаковали японский и другие танкеры, Токио отправил туда эсминец «Таканами» для защиты международных морских путей. Однако, в отличие от стран НАТО, японское правительство приказало своему эсминцу не заходить в пролив, поскольку сочло это слишком опасным.
Растущий Китай
На самом деле в последние десять лет Япония активно передислоцирует свои вооруженные силы подальше от российской границы – с севера на юго-запад. Например, местом базирования новой Амфибийной бригады стал Сасебо (юго-западный остров Кюсю), что аж в 1700 километрах от спорных Южных Курильских островов.
Выбор направления понятен – речь идет о потенциальной угрозе со стороны Китая. По данным CSIS, военный бюджет КНР увеличился с $76,53 млрд в 2010 году до $209,16 млрд в 2021-м. Китай стал вести себя гораздо более напористо в споре вокруг островов Сенкаку (по-китайски Дяоюйдао) – Пекин претендует на подконтрольные Токио острова с 1970-х годов.
В этом году китайские корабли несколько раз заходили в территориальные воды Японии вокруг этих островов. А в феврале 2021-го руководство КНР приняло закон, который дает китайской береговой охране дополнительные права на использование оружия против иностранных судов.
Другими словами, если и существует угроза, против которой направлена японская тихая революция в военной сфере, то исходит она не с российской, а с китайской стороны.
Военная модернизация последних лет в Японии также связана с относительным ослаблением военного присутствия США в регионе. В прошлом не было сомнений в том, что Вашингтон способен защитить Японию от любых угроз. Однако теперь, когда Китай бросает вызов военному господству США в регионе, Токио понимает, что не может полагаться исключительно на Вашингтон.
Такие опасения давно витали в воздухе, но проявились особенно четко при президенте Дональде Трампе с его политикой «America First». Это не означает, что японо-американскому союзу что-то угрожает – совсем нет. Скорее Япония впервые за долгие годы чувствует необходимость стать более самостоятельной в оборонной политике.
Военные реформы в Японии, несмотря на свою масштабность, не означают, что у Токио появились какие-то новые амбиции в регионе. Японское правительство впервые в современной истории решилось нарастить мощь Сил самообороны, когда почувствовало угрозу со стороны Китая и меньшую вовлеченность в свои проблемы со стороны США.
Конечно, Россия не может игнорировать бурное развитие вооруженных сил своих соседей. Однако в случае с Японией эти изменения не направлены против российских интересов в регионе. Японское общество и руководство настроены резко против военного решения конфликтов с соседями и не собираются избавляться от девятой статьи Конституции.
Статья опубликована в рамках проекта «Диалог Россия – США: смена поколений». Взгляды, изложенные в статье, отражают личное мнение автора
Джеймс Браун
Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.
Другие материалы
Карнеги
03.2021
Как США относятся к попыткам сближения России и Японии
03.2021
От Абэ к Суге. Что происходит в отношениях Японии и России?
03.2021
Вперед по колее. Какой позитив возможен в отношениях России и Японии
Будьте в курсе
Подпишитесь, чтобы получать последние публикации Карнеги на Ваш электронный адрес. Поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Самое популярное :
21.09Праздник без лидеров. Что не нравится Кремлю в прошедших выборах
20.09​Административно-партийная система. Как выборы закрепили новый тип российских партий
17.09Зачем Асад и сирийская оппозиция приезжали в Москву
15.09Партия преткновения. Какой будет судьба «Единой России» после выборов

Московский Центр Карнеги
Россия, 119002
Москва, пер. Сивцев Вражек, 25/9 стр. 1
Тел.: +7 495 935-8904
Факс: +7 495 935-8906
КАРНЕГИ В МИРЕ
Carnegie Endowment for International Peace
Carnegie Europe
Carnegie India
Московский Центр Карнеги
Carnegie–Tsinghua Center for Global Policy
Malcolm H. Kerr Carnegie Middle East Center
Написать по электронной почте
Для СМИ
Возможности трудоустройства
Обеспечение конфиденциальности
О НАС
В современном конкурентном мире, перенасыщенном идеями, Московский Центр Карнеги проводит уникальные независимые исследования, способствующие укреплению международного мира.
Подробнее
© 2021 Все права защищены.
Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с нашей политикой в отношении файлов cookie.
Share this selection
Tweet
Facebook