КАРНЕГИ В МИРЕ
КОНТАКТЫ
15.10.2021
Не только Курилы. Как сохранить сотрудничество с Японией при новом правительстве
Photo: Kazuhiro NOGI/AFP/Getty Images
Подпишитесь на рассылку новых материалов Carnegie.ru
Понравился материал? Подпишитесь на рассылку!
Дмитрий
Тренин
English
Распечатать
Территориальный спор с Россией считается очень важным для японского общества, но в этой проблеме куда больше символического, чем практического. А главным практическим достижением курса Абэ на сближение с Россией стало то, что страны договорились о двустороннем формате консультаций на высшем уровне по вопросам безопасности и внешней политики
Всего год прошел после того, как многолетний премьер-министр Японии Синдзо Абэ ушел в отставку, а в стране уже снова меняется глава правительства. Преемником Ёсихидэ Суги стал Фумио Кисида, который почти пять лет, с 2012-го по 2017 год, занимал в кабинете Абэ пост министра иностранных дел.
Во внешней политике главным вызовом для нового правительства Японии будет нарастающее противостояние между ее важнейшим соседом – Китаем – и ее основным союзником – США. Администрация Байдена уже предприняла ряд шагов, чтобы придать новый импульс четырехстороннему диалогу по безопасности Quad, в котором помимо самих Штатов и Японии также участвуют Австралия и Индия. Недавно Вашингтон договорился с Канберрой и Лондоном о поставках Австралии атомных подводных лодок – в будущем они смогут патрулировать западные районы Тихого океана у берегов Китая. Геополитическое противостояние в Индо-Тихоокеанском регионе стремительно обрастает военной составляющей.
Можно ли в таких условиях сохранить хоть что-то из внешнеполитического наследия Абэ на российском направлении? Ведь за долгие восемь лет своего премьерства он приложил столько сил, чтобы улучшить отношения с Россией с помощью экономического сотрудничества.
На первый взгляд, поводов для оптимизма тут немного. Беспокоящее Японию сотрудничество России и Китая продолжит углубляться, в том числе в военной сфере. Принятые в прошлом году поправки к российской Конституции запрещают передачу территорий другим странам. Российские чиновники и государственные СМИ стали регулярно припоминать Японии ее действия во время Второй мировой войны, хотя раньше речь об этом заходила нечасто. Что касается Южных Курил, то Москва пригласила Токио к участию в экономических проектах на островах, но на своих условиях и без предоставления эксклюзивного статуса.
Таким образом, на поставленный выше вопрос можно было бы ответить отрицательно, но такой ответ не назовешь особенно конструктивным. Если воспользоваться популярными (хотя часто неверными) сравнениями с холодной войной, нынешняя конфронтация США и Китая создала в международных отношениях два полюса, но не два блока – во всяком случае пока. И опять-таки, несмотря на расхожее и неверное мнение, Москва не превратилась в вассала Пекина. Россия вообще очень внимательно относится к вопросам собственного государственного суверенитета, а потому стремится к равновесию – что не означает равноудаленности – между своим главным партнером (Китаем) и главным противником (США). Токио стоит учитывать это обстоятельство при выстраивании отношений с Москвой.
Территориальный спор с Россией считается очень важным для японского общества, но в этой проблеме куда больше символического, чем практического. А главным практическим достижением курса Абэ на сближение с Россией стало то, что страны договорились о двустороннем формате консультаций на высшем уровне по вопросам безопасности и внешней политики.
Сейчас, когда в Индо-Тихоокеанском регионе на первый план выходят проблемы безопасности, очень важно сохранять канал для прямых личных контактов с соседней державой. Формат «2+2», предусматривающий российско-японские консультации на уровне министров иностранных дел и обороны, дает такую возможность. Этот формат стал визитной карточкой внешней политики Абэ, который никогда не ставил под вопрос союз Японии с США, но в то же время был готов активно отстаивать японские интересы, а не просто пассивно надеяться на то, что их учтут другие державы.
Новый премьер Кисида обладает немалым внешнеполитическим опытом и, несомненно, попытается привнести что-то свое в японскую внешнюю политику. Но ему вряд ли стоит пренебрегать достижениями своего предшественника, одно из которых – уникальный механизм консультаций с Россией. И применять его можно для обсуждения самых разных проблем в сфере геополитики и безопасности во всем Индо-Тихоокеанском регионе, от Северной Кореи до Афганистана.
Кроме того, даже при Абэ экономические связи Японии с Россией были совсем не благотворительностью. Инициативы Москвы по развитию Восточной Сибири открывают перед японскими компаниями новые возможности. То же самое можно сказать о первых российских планах по энергетическому переходу для борьбы с изменением климата и о уже реализующихся проектах в Арктике. На прошедшем в сентябре Восточном экономическом форуме во Владивостоке Япония не была представлена на высшем уровне даже в виртуальном формате – досадное обстоятельство, которое не идет на пользу никому.
В обозримом будущем Япония останется верным союзником США. Можно также с уверенностью говорить о том, что, по крайней мере, в среднесрочной – а возможно и долгосрочной – перспективе партнерство между Россией и Китаем будет углубляться. Однако это еще не означает, что Москва и Токио неизбежно должны рассматривать друг друга как противников.
Более того, если дело дойдет до масштабного вооруженного конфликта между США и Китаем, то он, скорее всего, перерастет в ядерную войну и приведет к глобальной катастрофе. Поэтому другие крупные державы, в том числе Россия и Япония, жизненно заинтересованы в том, чтобы предотвратить подобное столкновение.
Москве и Токио необходимо укреплять пока еще очень шаткие основы взаимного доверия и обсуждать возникающие проблемы и претензии до того, как те приведут к конфликту. Также две страны только выиграют, если будут избегать инцидентов и развивать взаимовыгодное экономическое сотрудничество.
То, что через 75 лет после окончания Второй мировой войны Россия и Япония так и не подписали мирный договор, – совершенно ненормально. Однако уже сама незавершенность мирного процесса должна служить стимулом для развития отношений. Можно, конечно, махнуть на все рукой, но это явно не лучший вариант.
Статья была опубликована на японском языке на сайте Kyodo.
Дмитрий Тренин
Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.
Другие материалы
Карнеги
10.2021
Кандидат консерваторов. Какими будут отношения Японии и России при новом премьере
08.2021
Жаркие, летние, не твои. Чем запомнится Олимпиада японцам
08.2021
Новая эра эко. Что Россия может предложить Японии вместо углеводородов
Будьте в курсе
Подпишитесь, чтобы получать последние публикации Карнеги на Ваш электронный адрес. Поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.
Самое популярное :
2.12Крым ваш. Зачем Лукашенко признал полуостров российским
30.11Олигархи, Майдан и госпереворот. Каким будет конфликт Зеленского с Ахметовым
29.11Российские войска на украинской границе: причины и цели
26.11Привлекающий маневр. Если завтра война с Украиной

Московский Центр Карнеги
Россия, 119002
Москва, пер. Сивцев Вражек, 25/9 стр. 1
Тел.: +7 495 935-8904
Факс: +7 495 935-8906
КАРНЕГИ В МИРЕ
Carnegie Endowment for International Peace
Carnegie Europe
Carnegie India
Московский Центр Карнеги
Carnegie–Tsinghua Center for Global Policy
Malcolm H. Kerr Carnegie Middle East Center
Написать по электронной почте
Для СМИ
Возможности трудоустройства
Обеспечение конфиденциальности
О НАС
В современном конкурентном мире, перенасыщенном идеями, Московский Центр Карнеги проводит уникальные независимые исследования, способствующие укреплению международного мира.
Подробнее
© 2021 Все права защищены.
Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с нашей политикой в отношении файлов cookie.
Share this selection
Tweet
Facebook